Закулисные страсти Большого театра


Будучи сторонним наблюдателем, не всегда можешь понять, насколько опасно быть балериной. Нужно постоянно быть готовой к защите: защищать собственное тело от травм, которые без конца преследуют на репетициях и выступлениях, защищать карьеру от конкуренток, которые норовят выхватить из-под носа хорошие роли, а тебя отправить в кордебалет, защищать личную жизнь от журналистов, а имущество от воров.
Этот список можно продолжать бесконечно: даже дорогой смартфон, который балерина покупает, требуется в защите от внешнего воздействия и приходится приобретать чехол lifeproof iphone 5, чтобы в мобильник не попала пыль закулисья. Однако порой в этом вышеупомянутом закулисьи кипят такие страсти между художественным руководителем и танцовщиками, что сразу не разберёшься, кто прав, а кто виноват. Так, в марте этого года был арестован танцовщик Большого театра Павел Дмитриченко, которого обвиняют в нападении на худрука Сергея Филина. Дмитриченко подписал признание, где указал, что хотел проучить Филина за коррупцию: хорошие роли он раздавал лишь избранным и препятствовал карьерному росту гражданской жены Павла – Анжелины Воронцовой. Сама Воронцова подтвердила, что и впрямь Филин вёл себя несправедливо по отношению к ней и незаслуженно лишал её главных ролей, хотя уровень танцевальной подготовки и мастерства балерины вполне позволял ей выполнять ведущие партии. Однако, вместе с тем, девушка защитила Дмитриченко, сказав, что его насильно вынудили подписать признание и на самом деле он не участвовал в нападении. Чуть ли не вся балетная труппа подписала письмо с протестом против сложившейся ситуации, считая, что из Павла выбили признание о преступлении, которого он не совершал. Однако вскоре многие танцовщики отозвали свои подписи, боясь гнева Филина.